Интернет-магазин
здорового образа жизни
+7 926 707 64 64
+7 926 869 39 45
+7 (495) 383 39 57

Каталог товаров

Йошит-санга - плотское желание




Йошит-санга - плотское желание


Из книги Према–юга. Век Божественной любви. Гоур Говинда Свами

Величайшая привязанность
Слово йошит означает «то, что предназначено для наслаждения. Между мужчиной и женщиной существует естественное взаимное влечение. Едва увидев друг друга, мужчина и женщина начинают думать о том, как насладиться его (ее) телом. Йошит-санга означает плотское желание, стремление насладиться телом женщины. Давайте рассмотрим это чувство с абсолютной точки зрения. В этой связи есть одна история. Индией некогда правил мусульманский император Акбар. У Акбара был придворный шут-советник по имени Бирбал. Однажды Бирбал рассказывал Акбару о том, что влечение к женщинам так сильно, что даже старый человек, не может быть от него свободным. Император был поражен и никак не мог поверить в это. Тогда Бирбал повел царя в дом умирающего старика. Бирбал попросил царя взять с собой дочь, которая была молода и хороша собой. Царь и его советник подошли к умирающему с одной стороны кровати, тогда как принцесса подошла с другой стороны. Не обращая никакого внимания на присутствие царя, умирающий старик устремил взор на молодую девушку. Увидев это, царь уже не смог не согласиться с мнением Бирбала. Он отчетливо в увидел вожделение в глазах умирающего: даже на пороге смерти человек не был освобожден от вожделения.
В девятой песни «Шримад-Бхагаватам» приводится история о царе Яяти и его жене Деваяни. Эта история несет такой же урок. В течение многих лет царь Яяти наслаждался обществом красивых женщин, но, когда жизнь его стала клониться к закату, он испытал тоску. В беседе со своей женой Деваяни царь рассказал ей о том, как трудно ему отречься от материальных удовольствий после того, как он развил привязанность к временным объектам чувств. Яяти сказал: «Даже в старости, когда чувства уже не способны функционировать, как следует, желания чувственных удовольствий остается таким же сильным. Это и является причиной моей скорби». Яяти рассказал аллегорическую историю, в которой сравнил жизнь привязанного домохозяина с жизнью козла: «Однажды козел забрел в лес в поисках сочной травы. Там он набрел на козу, которая упала в колодец и не могла выбраться из него. Своими рогами козел стал копать землю вокруг колодца для того, чтобы освободить козу и быстро достиг цели. Коза, оценив красоту своего спасителя, в душе своей решила женить его на себе. Так и произошло.
Однако в лесу жили и другие козы, которые также были не прочь выйти замуж за такого чудесного, симпатичного и мужественного козла. Наш козел был не промах и с радостью воспользовался всеми преимуществами данной ситуации, найдя в ней щедрый подарок судьбы. Козел жил в лесу со своей очаровательной молодой женой, но тайно от нее встречался с другими не менее очаровательными молодыми козами. Козел, казалось, превратился в одержимого злым духом – желание секса толкало его все дальше и дальше. Это не могло продолжаться долго. Узнав о «похождениях» своего супруга, которого она считала верным и порядочным семьянином, коза ушла от него. Она отправилась к своему хозяину с твердым намерением не возвращаться назад ни при каких условиях. Несчастный козел бежал за ней всю дорогу, тщетно уговаривая ее вернуться домой. Но коза оставалась непреклонной. Когда брахман, которому принадлежала коза, узнал от нее о случившемся, он по ее просьбе кастрировал бедного козла. Козел плакал и плакал, но ничто не могло его успокоить. Он страдал о том, что больше не сможет удовлетворять свою похоть и корил себя вновь и вновь. Видя раскаяние своего брошенного супруга, и сострадая его горю, коза убедила брахмана, своего хозяина, восстановить с помощью магической силы утраченное мужское достоинство козла. Великодушный брахман тот час же исполнил просьбу козы. Они снова зажили вместе и провели много лет в эротических наслаждениях. Однако и по прошествии многих лет козел не мог испытать полного насыщения и удовлетворения. Он хотел все больше и больше удовольствий и не знал, как остановить свою похоть». Заключая свое повествование, царь Яяти сказал: «Моя дорогая супруга, я ни чем не лучше этого глупого козла. Очарованный твоей красотой, я забыл о цели человеческой жизни. Я предавался чувственным наслаждениям, не думая о самопознании».
Такова природа секса. Никакое количество сексуальных удовольствий не может насытить наши чувства. Вместо того, чтобы утихать, желания секса только разгорается с новой силой, подобно тому, как все сильнее и сильнее горит огонь, в который льют топленое масло. Нет ничего сложнее, чем побороть в себе сексуальный порыв. Это поистине задача для титана. В девятой песни «Шримад-Бхагаватам» (9.19.16) сказано:
йа дустйаджа дурматибхир джирйато йа на джирйате
там тришнам духкха-нивахам шарма-камодрутам тйаджет
«Тому, кто привязан к чувственным удовольствиям, совершенно невозможно избавиться от чувства обладания материальными объектами. Даже будучи инвалидом и немощным стариком, человек не хочет отказываться от чувственных желаний. Поэтому, тот, кто стремится к счастью, должен оставить материальные желания, которые являются причиной всех его страданий».
Материальные чувственные удовольствия столь сильны, что ни одна обусловленная душа не в состоянии отказаться от них – даже в глубокой старости.
Джива является слугой Верховной Личности Бога. Такова ее дхарма. Однако, забыв о своем вечном долге, джива страдает и скорбит подобно голубю, о котором повествует следующая история из одиннадцатой песни «Шримад-Бхагаватам». Эта история была рассказана авадхута-брахманом в беседе с царем Суяджной.
Итак, голубь и его супруга мирно жили на дереве в лесу. Они нежно любили друг друга. Их взаимная привязанность была столь сильна, что они не разлучались даже на мгновенье. В действительности, подобный вид привязанности одной дживы к материальному телу и уму другой дживы является искаженным отражением истинной духовной любви, связывающей дживу и Верховного Господа. Все живые существа ищут любви, вечной любви, сами того не зная, они ищут вечных и совершенных отношений с Богом. Но, забыв о Господе, обусловленные души привязываются к мертвой материи.
Не подозревая о природе души и о ее стремлении к Богу, голубь и его супруга жили счастливо. Бережно храня супружескую верность, они все время проводили вместе: летали, играли, ворковали, спали, ели… Глупый голубь был так сильно влюблен с свою супругу, что в конечном итоге оказался полностью у нее «под каблуком». Не думая ни секунды, он спешил исполнить каждое ее желание, даже если это было нелегко. Со временем у них появились птенцы. Счастливые супруги постоянно говорили друг с другом о своих детях и с умилением наблюдали за их забавами. Далее сказано («Шримад-Бхагаватам», 11.7.61):
снеханубаддха-хридайав анйонйам вишну-майайа
вимохитау дина-дхийау шишун пупушатух праджах
«Глупые птицы, привязанные друг к другу, были полностью околдованы иллюзорной энергией Господа Вишну и, как ни в чем ни бывало, продолжали заботиться о своих отпрысках».
Однажды, занятые поиском пищи в лесу, птенцы попались в сети охотника. Родители увидели, что произошло с их детьми и страшно испугались. Оказавшись во власти энергии Господа Вишну, мать принялась громко причитать и плакать. Попытавшись высвободить своих детей, она сама запуталась в сетях. Голубь, увидев, что произошло с его детьми и любимой супругой, зарыдал во весь голос. Боль его была нестерпимой.
Авадхута-брахман продолжал свой рассказ («Шримад-Бхагаватам», 11.7.68):
аха ме пашйаптапайам алпа-пунйасйа дурматех
атриптасйакритартхасйа грихас трай-варгико харах
«Голубь причитал: «Увы, увы! Как я несчастен! Я величайший глупец, ибо мне не удалось исполнить свой долг. Я не смог ни обрести мирского счастья, ни достичь цели в жизни. Моя семья, основа моей религиозности, экономического благополучия и чувственного удовлетворения, разрушена».
Голубь плакал: «О лесные твари, посмотрите на меня и мою жалкую долю! Желание чувственных удовольствий охватило меня целиком и погубило меня. Я пропал! Мой долг праведного домохозяина (грихастха-дхарма) нашел свой печальный итог. Теперь, когда моя законная, послушная жена и мои любимые дети оказались в сетях охотника, меня более ничего не связывает с этой жизнью!» Выкрикнув эти прощальные слова, глупый и жалкий голубь бросился в сети охотника, последовав за своими женой и детьми.
Каков смысл этой истории? Люди, которых заботит лишь благополучие их семей, достигают того же результата в жизни, что и герои данного повествования. Завершая рассказ, авадхута-брахман посоветовал царю Суяджне («Шримад-Бхагаватам», 11.7.74):
йах прапйа манушах локам мукти-дварам апавритам
грихешу кхага-ват сактас там арудха-чйутам видух
«Перед человеком, который достиг цели в жизни, широко распахиваются двери освобождения. Но если всю свою жизнь он, подобно голубю из рассказанной мной истории, лелеет жалкую привязанность к семье, жене и детям, про него следует сказать так: он долго забирался на высокую скалу лишь для того, чтобы спрыгнуть с нее вниз и убиться насмерть».
Человек, который запутался в семейной жизни, лишен милости Господа. Так говорят о нем святые мудрецы.
Авадхута-брахман продолжал наставлять царя («Шримад-Бхагаватам», 11.8.1):
сукхам аиндрийакам раджан сварге нарака эва ча
дехинам йад йатха духкхам тасман неччхета тад-буддхах
«О царь! Ад и рай, счастье и горе для обитателей этого мира равнозначны: они приходят сами собой, не ожидая приглашения. Зная это, разумный человек не стремится к счастью, и не стремится избежать страданий».
О том же самом говорится в одиннадцатой песне «Шримад-Бхагаватам» в беседе царя Пуруравы и Урваши. Пурурава был страстно влюблен в небесную куртизанку Урваши, но судьба разлучила их. Пурурава скорбел и мечтал о новой встрече. Желая помочь царю, Гандхарвы вручили ему священный огонь, с помощью которого он провел ягью для удовлетворения полубогов и вернул возлюбленную.
Когда Урваши собиралась первый раз покинуть царя, Пурурава отчаянно молил ее: «Дорогая моя, пожалуйста, не уходи!  Как можешь ты оставлять меня в таком ужасном положении!?» Царь скорбел о том, что не может преодолеть своей привязанности к Урваши («Шримад-Бхагаватам», 11.26.7):
ахо ме моха-вистарах кама-кашмала-четасах
девйа грихита-кантхасйа найух-кханда име смритах
«О как я жалок! Как велика моя иллюзия! Прекрасная богиня обняла меня и приковала к себе! Мое сердце сгорает в огне вожделения, и я уже не понимаю, куда катиться моя пропащая жизнь!»
Пурурава не замечал того, сколько раз всходило и сколько раз заходило солнце в те «счастливые» дни, что он проводил в любовных наслаждениях в обществе своей возлюбленной. Теперь, когда Урваши покинула его, Пурурава корил себя вновь и вновь («Шримад-Бхагаватам», 11.26.9):
ахо ме атма-саммохо йенатама йошитам критах
крида-мригаш чакраварти нарадева-шикхаманих
«Хотя меня считают могучим непобедимым воином, предводителем всех властителей Земли, я всего лишь жалкая собачонка, во всем послушная воле женщины».
Пурурава укорял себя в слабости и слепоте: даже отвергнутый своей возлюбленной, он продолжал жаждать ее общества и мечтал вновь, как и прежде удовлетворять с ней свои плотские желания («Шримад-Бхагаватам», 11.26.11):
кутас тасйанубхавах сйат теджа ишатвам эва ва
йо ‘нвагаччхам стрийам йантим кхара-ват пада-тадитах
«Где мои могущество, влияние и власть? Подобно ослу, которого лягает в морду ослица, я бегу за женщиной, которая давно меня оставила».
Когда осел приближается к ослице с желанием заняться с ней сексом, ослица больно лягает его. Точно также страдает материалист, когда пытается удовлетворять свои плотские желания».
Пурурава уже сказал о том, что знание и отречение бесполезны, если человек использует их силу для того, чтобы привлечь к себе женщин, вместо того, чтобы направить их на самоосознание.
Йошит-санга, общение с женщинами, чрезвычайно неблагоприятно и опасно для человека, который стремится продвигаться по пути бхакти. Как мы видим, «Шримад-Бхагаватам», царь всех шастр, содержит множество свидетельств в пользу этого утверждения.
В беседе с Уддхавой в одиннадцатой песни «Шримад-Бхагаватам» (глава 14) Кришна говорит о том, что йошит-санга порождает привязанность и усиливает стремление человека к материальным удовольствиям. Кришна говорит («Шримад-Бхагаватам», 11.14.30):
на татхасйа бхавет клешо бандхаш чанйа-прасангатах
йошит-сангад йатха пумсо йатха тат-санги-сангатах
«Из всех видов рабства, проистекающих из материальной привязанности, нет более сильного, чем то, что возникает из привязанности к женщинам или близкого общения с мужчинами, привязанными к женщинам».
Как было сказано ранее в нашем повествовании, даже после того, как царь Пурурава в течение долгого времени наслаждался обществом своей прекрасной возлюбленной, он не обрел удовлетворения. То же самое испытал царь Яяти. Свой жизненный опыт он выразил в стихе, которым и будет уместно завершить наше повествование:
на джату камах каманам упабхогена шамйати
хавиша кришна-вартмена бхуай эвабхивардхане
«Невозможно потушить огонь, вливая в него топленое масло – наоборот, в этом случае огонь будет гореть еще сильнее; точно так же, невозможно потушить огонь вожделения, удовлетворяя чувства; чем больше человек посвящает себя чувственным наслаждениям, тем с большей силой разгорается в нем огонь страстей. Поэтому единственный способ избавиться от страсти состоит в том, чтобы ограничить деятельность чувств, заняв их в преданном служении Господу».

Ведическая культура, веды, vedayu.ru, янтры, четки, аюрведа, йога, Шримад Бхагаватам, Бхагавад гита
© Vedayu.ru, 2004-2016 | Ведические образовательные программы