Интернет-магазин
здорового образа жизни
+7 926 707 64 64
+7 926 869 39 45
+7 (495) 383 39 57

Каталог товаров

Санскрит - живой язык




Илья Сыромятников по своей специальности был программистом, занимался расшифровкой машинных кодов и составлением программ на искусственных языках компьютера. Однако внутренний позыв тянул к иным языкам, знаниям и занятиям. Харидев дас – именно такое имя он получил после посвящения в древнейшую ведическую традицию. Сейчас он живет вблизи Краснодара почти в изоляции от современного мира и суеты. 18 лет своей жизни он потратил на изучение санскрита, перевел ряд книг на русский язык. Действительно ли санскрит мертв, какая глубина изначально заложена в этом языке, какие важные сведения, не имеющие аналогов в мире, можно почерпнуть из санскритских текстов и какой надо знать к ним код – в интервью с Харидевом.
Илья Сыромятников по своей специальности был программистом, занимался расшифровкой машинных кодов и составлением программ на искусственных языках компьютера. Однако внутренний позыв тянул к иным языкам, знаниям и занятиям. Харидев дас – именно такое имя он получил после посвящения в древнейшую ведическую традицию. Сейчас он живет вблизи Краснодара почти в изоляции от современного мира и суеты. 18 лет своей жизни он потратил на изучение санскрита, перевел ряд книг на русский язык. Действительно ли санскрит мертв, какая глубина изначально заложена в этом языке, какие важные сведения, не имеющие аналогов в мире, можно почерпнуть из санскритских текстов и какой надо знать к ним код – в интервью с Харидевом.

- Скажите, почему у вас возник интерес к санскриту?

- Считаю, что задача каждого человека – понять смысл жизни и жить осмысленно. Это именно то, что отличает человека от животных. На разных языках написано множество произведений на различные темы, но, если мы возьмём тему смысла жизни, то тут ничто не сравнится с Ведической литературой, составленной на санскрите. Ни по количеству текстов, ни по качеству разработки этой темы.

Здесь я должен оговориться, что Ведическая литература богата тематикой. Веды – это самые древние книги, которые содержат в себе знание как о философии жизни, о метафизике, так и о её практической стороне. Но в отношении себя, я могу сказать, что меня привлекали (и до сих пор привлекают) прежде всего тексты, касающиеся смысла жизни. Подлинный смысл – он вечен, он не меркнет в веках, не теряет актуальности при переходе от одной цивилизации к другой.

Так вот, если вернуться к вашему вопросу, заниматься санскритом я начал, чтобы понимать эти тексты. В текстах содержится определенный смысл и максимально глубоко его понять можно, только владея языком.

- Сейчас санскрит называют «мертвым» языком. Насколько обосновано такое отношение к нему и почему так произошло?

- Мертвыми считаются языки, которые не употребляются в разговорной речи. О таких языках известно, как правило, из уцелевших письменных источников или памятников. Но о санскрите такого сказать нельзя. До сих пор на нём говорят. Три года назад я был в одной школе санскрита в северной Индии (в Уттар Прадеше), и преподаватель там говорил на санскрите. Правда, общаться с ним на санскрите могли немногие. Но тем не менее, я лично был свидетелем того, как обсуждения текстов на санскрите длились по получасу, а иногда больше.

До сих пор в некоторых философских школах дискуссии принято вести на санскрите. Современные словари и энциклопедии пишут о том, что в узком кругу санскрит используется, как разговорный язык. Поэтому, я не знаю, откуда у Вас эта информация, что санскрит – мертвый язык.

- Что вас больше всего удивило, когда вы стали изучать санскрит?

- Если кратко, то невероятное богатство, как словарного запаса, так и грамматического инструментария для выражения мысли. Возьмём просто алфавит. Как известно, овладение любым языком начинается с усвоения алфавита. Алфавит – это набор букв, выстроенных в определенном порядке. Обычно алфавит просто зазубривается без объяснения, почему буквы располагаются именно в такой последовательности. Однако, в санскрите этот порядок строго логичен и ясен, чего не встретишь в других языках. Поэтому, несмотря на то, что в санскритском алфавите 50 букв – в полтора раза больше, чем в русском, и почти в два раза, чем в английском, – учить его гораздо легче.

В санскрите само устройство языка логично. Такая дисциплина, как сравнительное языкознание, стало развиваться в Европе в начале 19-го века, именно после того, как первые индологи в конце 18-го века, вплотную начали изучать санскрит. До этого, ученые не могли усмотреть каких-либо логических связей между элементами разных языков.

Возьмём теперь богатство лексики. Одна из характеристик лексического богатства – это длина синонимических рядов. В санскрите число синонимов для многих часто употребимых слов просто потрясает воображение. Допустим, слово «вода». Сколько синонимов мы можем найти в русском? Давайте откроем «Словарь синонимов русского языка». Там всего два синонима: «влага» и «водица». В английском для существительного water («вода») вообще нет синонимов.

В санскритском словаре Моньер-Вильямса насчитывает 209 синонимов слова «вода», в самом обычном значении этого слова, т.е. в смысле Н2О. Все они изначально относятся к санскриту, т.е. не заимствованны из других языков. Один синоним из этого ряда – слово «уда», от которого произошли и русское «вода», и английское «water».

Причем следует отметить, что этот список нельзя считать окончательным. По большому счету он бесконечен, и дело здесь в другой поразительной характеристике санскрита, а именно, в богатстве возможностей для словообразования. Чтобы пояснить, о чём идёт речь, возьмём одно из синонимов слова «вода»: даханАрАти. Буквально это значит «враг огня» (дахана – огня, АрАти – враг).

Теперь в санскритском словаре для слова «враг» и для слова «огонь» можно найти примерно столько же синонимов, сколько и для слова «вода», но для простоты калькуляции примем, что есть 100 синонимов для слова «враг» и 100 синонимов для слова «огонь». Их комбинация в виде сложных слов даст уже 10 тысяч слов, каждое из которых будет значить «враг огня», т.е. «вода». Вот у нас очень легко получилось 10 тысяч синонимов, просто на основе одной лишь нехитрой метафоры. На основе других метафор можно создавать другие ряды, и когда эти метафоры сплетаются вместе, потенциал для создания слов становится бесконечным.

Далее, посмотрим на грамматику. В русском языке шесть падежей. В английском – вообще два: общий падеж и притяжательный. Там роль слов определяется их местом в предложении, и связями, устанавливаемыми с помощью предлогов. Но в санскрите есть восемь падежей, каждый из которых указывает на роль слова в предложении. Причем указывает иначе, чем в русском, более ясно. За счёт развитой системы падежей, в санскрите порядок расположения слов в предложении может быть практически любым, и это предоставляет гораздо большие возможности в выражении и в создании сложных, но чётких метрических рисунков в поэзии. В русском и английском есть только единственное и множественное числа.

В санскрите кроме этого есть ещё двойственное число, что делает речь более выразительной и красивой. Что касается спряжения глаголов, то в санскрите, например, есть три вида прошедшего времени и два вида будущего. В санскрите много есть чему удивляться. Это язык, в котором одними теми же словами можно выразить двойной, тройной и ещё более многозначный смысл, а можно написать так, что смысл будет предельно однозначным.

- Насколько этот язык подходит для творчества? Или он пронизан лишь логикой?

- Как справедливо отметил один из моих старших коллег, санскрит – это язык, который из всего делает науку.

В современном мире есть деление людей на учёных и поэтов, физиков и лириков. Так вот, в санскритской Ведической традиции не существовало такого деления. Например, санскритское слово «кави» значит одновременно и поэт, и ученый-мудрец. В современном мире принято, что если вы пишете в жанре поэзии, то это автоматически значит, что то, что вы написали – это не научный труд. Попробуйте диссертацию написать в стихах на русском и защитить ее. Нет, научный труд может писаться только прозой. Поэзия – это несерьёзно.

Но в санскрите все наоборот. Если вы укладываете свою речь на санскрите в стихотворный размер (естественно, не допуская при этом грамматических ошибок или литературных изъянов), то это только добавляет уважения к вашему сочинению. Многие серьезнейшие философские труды написаны в стихах. И это делалось не просто из любви к искусству, а имело совершенно ясное практическое применение: стихи можно гораздо легче запоминать, чем прозу.

Как если посмотреть на открытие конца 20-го века, которое на Западе было сделано в области образования. Оказывается, для более эффективного обучения, и в частности для запоминания, необходимо активно задействовать не только аналитическую, но также эмоциональную сторону учащихся. В Ведической традиции это было открыто с самого начала, и никогда не закрывалось. И это «открытие» заложено в самом языке, где неподражаемая красота речи сосуществует с бездонной глубиной смысла.

Другой, пожалуй, последний момент достойный удивления – санскрит не меняется с веками. Русский меняется, начиная с алфавита. Английский меняется. Появился уже словарь старо-английского языка (Old English). Англичане Шекспира читают со словарем. Но тот санскрит, правила которого были систематически изложены в грамматике Панини тысячелетия назад, и санскрит наших дней – это один и тот же язык.

Разве не логично допустить, что непреходящие истины также записаны на языке, который не меняется?

- Вы говорили, что стали изучать санскрит для поиска ответов на глубинные вопросы об устройстве и смысле мироздания. Но ведь эти тексты были написаны древними мудрецами, когда у них не было микроскопов, телескопов, спектрального анализа и прочего. Неужели им удалось лучше изучить строение вселенной и понять жизнь?

- Ваш вопрос основан на вере в то, что современные люди со своей техникой достигли больших успехов в понимании реальности. Но давайте посмотрим, как много оснований у нас верить этому?

Пару лет назад американская НАСА призналась в том, что им со всей их великой техникой доступно для наблюдения 10% космического пространства. Здесь я бы поставил под сомнение эту цифру – 10%, потому что, чтобы её вычислить нужно знать размеры всех 100%. Но даже если допустить 10%, то это значит, что на 90% они в невежестве в отношении устройства вселенной.

Теперь возьмем нашу планету. Большую часть земли покрывает мировой океан. Учёные считают, что у них, со всеми достижениями техники, есть доступ для наблюдения лишь за 5% из всего, что есть в океане. Это значит, что как минимум на 95% они в невежестве. И раз уже речь зашла о океане, следует задаться вопросом: где была вся эта супер-выдающаяся техника, когда произошло цунами в Юго-восточной Азии и полмиллиона людей просто смыло? При этом среди погибших практически не было животных, потому что они загодя ушли вглубь материка, не имея никакой техники.

Хотя можно приводить еще примеры ограниченности человеческих чувств, остановимся на этом. Помимо ограниченности чувств есть еще ограниченность разума. Даже если нам что-то доступно для наблюдения, это ещё не значит, что мы может познать это. Люди путают реальность со своими впечатлениями о реальности. Между этими двумя вещами пролегает пропасть. Преодолеть эту пропасть можно только приняв прибежище в знании, которое исходит из источника, для которого такой пропасти не существует.

Знание Вед называется апаурушея. Оно не было создано человеком, оно было дано свыше. Даже если посмотреть с прагматической точки зрения, то все достижения современной науки основаны на Ведическом знании. Например, математика. Развитие теоретической науки невозможно без математики. Но откуда взяты её основы? В Европе развитие этой дисциплины началось после всеобщего рапространения в 15-ом веке десятичной системы счисления, занесенной в Европу в 10-13-ом веках арабами, которые до этого заимствовали её из Индии. В Ведической культуре десятичная система счисления существовала всегда и называлась Брахми. Альберт Эйнштейн по этому поводу сказал: «Мы многим обязаны индийцам, которые научили нас считать, без чего невозможно было бы сделать никаких серьёзных научных открытий».

Здесь очень много можно говорить, но если вкратце, то алгебра, тригонометрия, интегральное и дифференциальное исчисления пришли из Индии. В Ведической литературе (более конкретно в Бауддхайана-шилпа-сутрах) полностью изложена теорема, которая нам известна, как теорема Пифагора, и там же описано число «пи». Пураны оперируют цифрами вплоть до 10 в 53-ей степени и излагают принципы атомной теории.

Что же касается устройства мироздания, то в Европе гелиоцентрическая система стала известна только в 16-ом веке, и принята еще позже, после костров инквизиции, но в Индии, еще за 10 веков до Коперника, математик и астроном Арйабхатта писал в своем трактате, что также как, когда мы плывем на лодке по реке, нам кажется, что деревья на берегу движутся, так и людям на земле кажется, что Солнце движется, хотя, на самом деле, Земля движется вокруг Солнца.

- Ведическое знание может помочь в повседневной жизни?

- Да, конечно. Наука о здоровой жизни – это Аюрведа. Там есть много конкретных советов о том, как гармонично жить, есть, спать, отдыхать, чтобы быть здоровым.

Если же смотреть более широко, т.е. говорить не только о физическом здоровье, то в Ведах есть наука о трех гунах материальной природы, которая логична и крайне практична. Пользуясь этим знанием можно сразу же на практике изменить свою жизнь к лучшему.

- Говорят ли Веды о том, как достигнуть счастья и успеха?

- Прежде всего Веды описывают разные представления о счастье и успехе. Потому что есть иллюзорные, утопические представления о счастье, когда человек целую жизнь гоняется непонятно за чем, а в конце остаётся у разбитого корыта. Надо понять, что сейчас, в эту эпоху, у нас не так много энергии, чтобы разбрасываться ей беспорядочно. Нужно понять суть, смысл жизни и целенаправленно стремиться его достичь, чтобы потом не было мучительно больно...

Поэтому Веды содержат в себе три категории знания. Во-первых, это знание о реальной действительности – о том, что этот мир из себя представляет, кто им управляет, и самое важное – это то, кто я в реальности. Во-вторых, это знание о высшей цели жизни, и третьих, – каков путь достижения этой цели.

- Правда ли что в Ведах содержится какая-то зашифрованная информация, которая скрыта за основным пластом информации?

- Есть изначальные Веды – Шрути, и есть сопровождающие их писания, раскрывающие смысл – Смрити. Шрути действительно понять очень сложно, поскольку они намерено написаны зашифрованным языком. Дело в том, что одно и тоже предложение, стих или мантра в санскрите выражают множество смыслов на разных планах существования. Не имея ключа невозможно раскрыть изначальный смысл. Именно в этом случае Веды могут казаться странной психоделической поэзией аборигенов, как об этом пишут учёные. Они тиражируют такое представление, поскольку не владеют ключом доступа к ним. Это всё равно, что отрыть сложный, закодированный файл не той программой, которой он должен читаться, и потом говорить: «О, смотрите, какая белиберда!»

- Что же это за ключ?

- Это определенные базовые представления, которые передаются издревле от учителя к ученику по цепи ученической преемственности. Эти представления образуют «магический кристалл», сквозь призму которого текст приобретает целостный смысл. Раньше этот ключ давался параллельно с устной передачей текстов Вед. Ведь раньше, до наступления Кали-юги, Веды не записывали, их передавали изустно. Учитель давал ученику не только владение текстами, но и передавал смысл – ключ. Дело в том, что ключ к Ведам делает человека более или менее могущественным, и, соответственно, учитель не передавал это людям с недостаточной квалификацией.

- Каков объем ведических трактатов?

- В Сканда-пуране говорится, что изначально Веды состояли из одного миллиарда стихов. Для сравнения можно взять Махабхарату, которая состоит из 100 тысяч стихов. Если составить книги академического издания Махабхараты вместе, то она займёт примерно метровую полку. 10 тысяч таких полок – это и есть объем.

- У нас получается такое пессимистическое окончание интервью, поскольку ясно, что такой объем знания вряд ли кто-то сможет осилить даже за всю жизнь. Чтобы бы вы в таком случае посоветовали людям, заинтересовавшимся Ведами?

- Как раз с этого вопроса начинается лучшее из всех произведений ведической литературы, которое называется «Шримад-Бхагаватам». Сейчас его перевод доступен на русском языке. В чем суть всего этого океана Ведической литературы? Что есть высшее благо для человека? Каково реальное положение вещей, что делать, зачем жить – обо всем этом говорится в этой книге. Однако, прежде, чем приступить к «Шримад-Бхагаватам», я бы порекомендовал прочитать более короткое и более известное произведение, которое называется «Бхагавад-Гита как она есть», и которое в сжатом виде также отвечает на эти вопросы.

Ведическая культура, веды, vedayu.ru, янтры, четки, аюрведа, йога, Шримад Бхагаватам, Бхагавад гита
© Vedayu.ru, 2004-2016 | Ведические образовательные программы
Made in Buddha