Интернет-магазин
здорового образа жизни
+7 926 707 64 64
+7 926 869 39 45
+7 (495) 383 39 57

Каталог товаров

Санньяса - этап жизни в сосредоточении на духовном, жизнь в отречении от мирского




Санньяса - (деванагари: संन्यास, sannyāsa — «отречение»)  - этап жизни в сосредоточении на духовном, жизнь в отречении от мирского


 

Из книги Джайва-дхарма том 1, глава 7.  Бхактивинода Тхакур 

Ядава дас промолвил: «Я вижу, что в наше время молодые люди порой отрекаются от семейной жизни, облекаются в одеяния отшельника, возводят храм и служат в нем Господу. Но в итоге они становятся жертвами общения с женщинами, хотя и не оставляют практику воспевания святых имен Господа Хари. Чтобы содержать храм, они собирают пожертвования. Кем следует считать таких преданных — домохозяевами или отреченными?»
Ананта дас сказал: «Ты задал несколько вопросов сразу. Могу ли я дать один ответ на все? Истинное отречение не зависит от возраста. Благодаря чистоте, достигнутой в прошлых воплощениях или в нынешней жизни, даже юноша может отречься от жизни домохозяина. Шукадева Госвами был готов к отречению с самого своего рождения. Но обязательно нужно удостовериться в том, что это отречение — истинно. Оно не должно быть фальшивым. И если молодой человек действительно достиг нужного уровня, нет ничего страшного в том, что он станет отшельником».
Ядава дас уточнил: «Но что есть истинное отречение и что — искусственное?»
Ананта дас ответил: «Истинное отречение постоянно. Оно не исчезает ни при каких обстоятельствах. Ложное отречение рождается из стремления к славе и почестям. Такого рода отречению присущи обман и греховность. Видя, что преданного, отрекшегося от семейной жизни, все уважают и почитают, человек, жаждущий дешевой славы, отрекается от мира. Такое отречение не приносит никакого блага. Напротив, оно становится источником неисчислимых страданий и сожалений. Едва лишь обманщик достигает своей цели и вступает в отреченную жизнь, он утрачивает возвышенные качества. С этого момента начинает проявляться его истинная натура».
Ядава дас спросил: «Должен ли преданный, оставляющий семейную жизнь, облачиться в одежды отшельника?»
Ананта дас пояснил: «Если вайшнав  действительно избавился от привязанности к жизни домохозяина, он может жить и в лесу (как отшельник), или дома (как домохозяин). В любом случае он является отреченной личностью, не имеющей ничего общего с материальным миром. Этот преданный очищает от скверны весь мир. Некоторые отшельники принимают внешние признаки отреченного уклада жизни и надевают каупину  и кантху. В момент облачения в духовные одежды они в присутствии других отреченных вайшнавов дают обет вечного отречения. Это называется вступлением в отреченную жизнь. Если человек надевает одежды санньяси, в этом нет ничего плохого. Но тот, кто принял подобное решение, не имеет права поддерживать отношения с родственниками и друзьями. Он должен держаться на расстоянии от них. Отреченный человек должен быть очень осторожен в отношениях с другими. Истинно отреченному человеку нет 
никакой необходимости носить одеяния отшельника. Тем не менее, некоторым полезно носить такие одеяния. В «Шримад Бхагаватам» (4.29.45) сказано:«Когда человек целиком погружается в преданное служение, Господь благосклонно проливает на него Свою милость. И тогда просветленный преданный оставляет материальную деятельность и обряды, описанные в Ведах».
Ядава дас спросил: «От кого же следует принимать одеяния отшельника?»
Ананта дас пояснил: «Одеяния отшельника следует принимать от вайшнава, который сам отрекся от жизни домохозяина. Преданный домохозяин, не имеющий опыта жизни в отречении, не должен давать посвящение в ашрам  отреченных. Это подтверждается следующими словами писаний («Шри Брахма вайварта пурана»):


«Если человек учит религиозным принципам, которым не следует сам, то его учение приближает мир к гибели».
Ядава дас задал следующий вопрос: «Какие мысли могут тревожить духовного учителя, намеренного дать человеку посвящение в ашрам санньяси ?»
Ананта дас ответил: «Во первых, духовный учитель должен убедиться в подготовленности ученика. Был ли этот преданный домохозяин способен путем преданного служения управлять своими умом и чувствами, действительно ли разумно он вел себя? Свободен ли он от стремления общаться с женщинами? Искоренил ли он жажду к деньгам и тягу к роскошной пище? Некоторое время духовный учитель должен жить вместе с учеником и наблюдать за ним. Если он убедится, что ученик достоин вести отреченный образ жизни, он даст ему посвящение. Но сомневаясь в наличии у 
ученика необходимых качеств, он не станет его давать. Если духовный учитель даст посвящение недостойному ученику, он рискует пасть».
Ядава дас задумчиво проговорил: «Теперь я понял. Дать обет жизни в отречении — это очень серьезный шаг. Из за лжецов, недостойных имени духовного учителя, нынче можно увидеть сколько угодно падших санньяси. И это только начало. И кто знает, что будет дальше?»
Ананта дас сказал ему: «Чтобы сохранить непогрешимость санньяси ашрама, Господь Чайтанья Махапрабху сурово наказал Чхоту Харидаса, допустившего незначительный проступок. Последователям Господа Чайтаньи следует всегда помнить о жестокой каре, которая постигла Чхоту Харидаса».
Ядава дас спросил: «Обязательно ли человеку, давшему обет отречения, строить храм и поклоняться там Божеству Господа?»
Ананта дас ответил: «Вовсе нет! Тот, кто вступил в отреченную жизнь, должен жить только подаянием. Так он должен поддерживать душу в теле. Он не станет связываться с материальными делами, которые неизбежно повлечет за собой строительство храма. Он должен жить в уединенной хижине, или же в храме, которым управляет вайшнав — домохозяин. Санньяси не должен вести дел, связанных с деньгами. Единственная его обязанность — постоянно воспевать святые имена Господа Кришны».
Ядава дас поинтересовался: «А что ты скажешь об отреченном человеке, который строит храм и затем живет в нем, словно домохозяин?»
Ананта дас ответил: «Я скажу, что он уподобился человеку, поедающему собственные испражнения. Сначала он освобождает от них свое тело, а затем снова их поедает».
Ядава дас: «Но разве он не является вайшнавом ?»
Ананта дас ответил: «Он является материалистом. Подобный псевдосанньяси  нарушает каноны писаний и не следует правилам вайшнавского поведения. Стоит ли после этого общаться с ним? Он отвергает путь чистого преданного служения и становится мошенником. Что же общего ты видишь между ним и вайшнавами ?»
Ядава дас спросил: «Если он продолжает воспевать святые имена Господа Хари, как можно сказать, что он перестал быть вайшнавом ?»
Ананта дас пояснил: «Воспевать святые имена Господа Хари и прикрываться ими, пытаясь утаить от окружающих свою истинную суть, — вещи разные. Если человек совершает грех, полагаясь на искупляющую силу святого имени, он наносит святому имени оскорбление. От такого человека нужно держаться подальше».
Ядава дас спросил: «Разве его жизнь нельзя назвать „жизнью домохозяина, посвященной Господу Кришне“?»
Ананта дас ответил: «Нет, ни в коем случае. В жизни домохозяина преданного нет места лицемерию и обману. 
Домохозяин должен жить честно».
Ядава дас уточнил: «Выходит, положение такого человека ниже положения обычного семейного преданного?»
Ананта дас сказал: «Такой человек вообще не является преданным. И не стоит раздумывать, выше или ниже семейных преданных он находится».
Ядава дас поинтересовался: «Может ли санньяси—обманщик достичь освобождения?»
Ананта дас ответил: «Если он оставит все свои заблуждения, начнет постоянно воспевать святое имя и станет проливать горькие слезы покаяния, его можно будет снова считать преданным».
Ядава дас сказал: «О святой бабаджи, семейные преданные живут под покровительством варнашрамы. Может ли преданный домохозяин выйти из под влияния этой системы?»
Ананта дас воскликнул: «О да! Религия вайшнавов весьма либеральна и всеобъемлюща. Другое название вайшнавизма — джайва дхарма  (общечеловеческая религия). Это означает, что каждый человек может следовать религии вайшнавов. 
Даже неприкасаемые могут приобщиться к вайшнавской религии и жить благочестивой семейной жизнью. На них законы варнашрамы  не распространяются. Те, кто нарушил установленные варнашрамой  правила санньясы, благодаря общению с преданными могут достичь уровня чистого преданного служения. Если возникнет желание, они могут стать преданными домохозяевами. На них также не распространяются законы варнашрамы. Греховные люди, по какой либо причине оставившие систему варнашрамы, могут найти утешение в чистом преданном служении, в обществе преданных. 
Со временем они обретут право называть себя преданными домохозяевами. Но они никогда больше не войдут в систему варнашрамы. Таким образом, существует две группы семейных преданных: те, кто следует предписаниям варнашрамы  и те, кто не следует им».



Из книги Жизнь и наставления Шри Чайтаньи Махапрабху. Шрила Саччидананда Бхактивинод Тхакур 

Санньяса 

Именно после этого случая некоторые из завистливых брахманов Кулии, движимые низменными побуждениями, стали искать поводы для ссоры с Махапрабху и собрали группу, чтобы противостоять Ему. Нимай Пандит был по природе мягкосердечной Личностью, однако Он был тверд в следовании Своим принципам. Он провозгласил, что дух партийности и сектантство — два великих врага прогресса; и до тех пор, пока Он будет оставаться жителем Надии, принадлежащим к определенной семье, Его миссия не сможет достичь полного успеха. Затем Он решил стать гражданином мира, разорвав связь со Своей семьей, кастой и вероисповеданием. Исполненный решимости, на двадцать четвертом году Своей жизни Он принял положение санньяси в Катве под руководством жившего в этом городе Кешавы Бхарати. Его мать и супруга горько оплакивали разлуку с Ним, но наш герой при всей мягкости Своего сердца строго придерживался Своих принципов. Он оставил маленький мир Своего дома, чтобы разделить со всем человечеством безграничный духовный мир Кришны.

После принятия санньясы Его убедили посетить дом Шри Адвайты Прабху в Шантипуре. Шри Адвайта пригласил всех Его друзей и почитателей из Надии и доставил Шачи Деви, чтобы та увидела своего сына. Когда она увидела Его в одеянии санньяси, радость и скорбь овладели ее сердцем. На Шри Кришне Чайтанье, так как Он был санньяси, не было ничего, кроме каупины и бахирвасы (накидки на верхней части тела). На голове Его не было волос, в Его руках были данда (посох) и камандала (отшельнический кувшин для воды). Святой сын бросился к стопам Своей любимой матери со словами: «Мать! Это тело принадлежит тебе, Я должен повиноваться твоим указаниям. Позволь Мне отправиться во Вриндаван ради обретения духовных знаний». Посоветовавшись со Шри Адвайтой и другими, мать попросила сына избрать местом проживания Пури (город Господа Джаганнатха), чтобы она могла, время от времени, получать о Нем сведения. Махапрабху согласился с этим предложением и через несколько дней ушел из Шантипура в Ориссу.

Биографы Шри Кришны Чайтаньи (такое имя Он получил после принятия санньясы) весьма подробно описали Его путешествие из Шантипура в Пури.

Он шел вдоль берега Бхагиратхи до Чхаттрабхоги, ныне расположенной в Тхана Матхурапуре, Алмазной гавани, 24 Паргане. Там Он взял лодку и доплыл до Прайяга Гхата в районе Миднапура. Оттуда Он отправился пешком в Пури через Баласор и Куттак, посетив по пути храм Бхуванешвары. Прибыв в Пури, Он увидел в храме Господа Джаганнатха и, по просьбе Сарвабхаумы Бхаттачарьи, остановился в доме последнего.

Ведическая культура, веды, vedayu.ru, янтры, четки, аюрведа, йога, Шримад Бхагаватам, Бхагавад гита
© Vedayu.ru, 2004-2016 | Ведические образовательные программы